BlackBladeGroM
Tl'thiiri velg'larn.

Начало нового текста. На этот раз про Холод.

 

Рука в руку. ©GroM, 2009

A child without a name grew up to be the hand
To watch you, to shield you, to kill on demand... © Within Temptation
Рука. Все, кто знали о нём, звали его так. Те, кто знали его лично, тоже называли его Рукой. И сам себя он называл так же.
Брианна всегда говорила ему, что это имя внушает страх врагам. Рука Холода, способная дотянуться до любого сердца и сжать его в ледяном кулаке. Рука Королевы, исполнаяющая её волю с идеальной точностью, вне зависимости от чего-либо. Рука Скорби, несущая горе и разрушение врагам Потока.
"Пока нас пытаются уничтожить, мы не можем позволить себе человеческие слабости. Даже имена." Никто не называл Брианну по имени, только он и только в одиночестве. Только наедине они могли говорить как человек с человеком, а не как Королева и её Рука.
Он так хотел закончить эту войну. Хотел, чтобы люди улыбались ему при встрече, а не кланялись или вскидывали оружие. Хотел, чтобы люди видели его лицо, а не хрустальную маску с отпечатком изящной женской ладони. Хотел подставлять своё тело солнцу, сбросив броню. Хотел быть человеком.
Но пока алчность и страх гнали против них армию за армией, он был вынужден оставаться символом. Символом непреодолимой, сокрушительной мощи, постоянной опасности и страха.
********************
-Мэм, я закончил обзор наших оборонных систем.
-Докладывайте, капитан.
-Четыре пулемётные турели с автонаведением, все в отличном состоянии, с достаточным запасом аммуниции. Автоматический миномёт с компьютерным управлением, к нему сотня термобарических снарядов.
-Хорошо. Что ещё?
-Люди размещены, часовые назначены, сенсоры включены в режим максимальной дальности. Пост наш.
-Отлично, лейтенант. Свободны.
Только оказавшись в одиночестве, Гаэри Фриман позволила себе тяжёлый вздох. Вздох этот предназначался мирозданию в целом и её непосредственному начальству в частности. Стратегическая мудрость перевода майора специальных сил на руководство отрядом пехотинцев-срочников ускользала от неё каждый раз, когда она пыталась об этом подумать.
Но, очевидно, скрытый смысл где-то находился. И то, что Гаэри не могла его понять, тоже было частью Хитрого Плана. Хитрым Планом в армии Альянса называли глобальную стратегию, разработанную маршалом Эдвардсом и президентом Вилсоном, и направленную на достижение огромного множества целей огромным множеством способов. Главными целями Хитрого Плана, официальное название которого было настолько унылым, что его помнили лишь высшие штабные чины, были подавление сопротивления со стороны армии, известной как Холод, и попутное насаждение мира, добра, справедливости, демократии и истинных ценностей везде, где только можно.
Хотя служба в специальных силах порядочно поколебала веру Гаэри в мир, добро и прочие подобные идеи, осмысленность войны против Холода была выше всяких сомнений.
Холод представлял собой всё, чего Гаэри учили бояться с самого детства. Злые волшебники из детских книжек. Люди, способные усилием воли создать бурю, превратить кипяток в лёд, и даже заморозить воздух. Нелюди, не боящиеся закона. Когда общество потребовало от них ответственности, они объявили войну. Укрывшись за непробиваемой защитой Горы Водопадов, Королева Холода сформировала свою армию. И мир содрогнулся от ужаса.
Армия Холода, насчитывавшая даже по самым пессимистичным прогнозам, не более пятидесяти тысяч человек, отрезаных от цивилизации и зажатых в небольшую область лесистых гор, за три года не проиграла ни одного сражения миллионной армии Альянса, вооружённой по последнему слову техники. Ледышки, как их называли солдаты, не оставили на полях сражений ни одного своего убитого, не пропустили ни одной из сотен тактических ракет на территорию Долины Потока, не позволили ни одной танковой колонне приблизиться даже на сотню километров к Горе Водопадов. После года непрерывной атаки Альянса, война перешла в позиционную, с регулярными провокациями с обеих сторон, выталкиванием то одной, то другой стороны с ключевых точек фронта, артобстрелами и прочими радостями осадной стратегии.
Только вот обычная тактика и стратегия не действовала на Холод. У них не было ни укреплённых баз, которые можно было бы разрушать и захватывать, ни тяжёлой техники, которую можно было бы вычислить, ни артиллерии, от которой можно было бы прятаться в таких бункерах. У них не было командных пунктов и тактической радиосвязи. Им вполне хватало транспортов, замаскированых под гражданские автомобили, и сверхзвуковой авиации, размещённой внутри Горы Водопадов. Всё остальное делали воины Холода. Артобстрел с их стороны представлял собой своеобразный град, в котором каждая градина была обломком льда размером с взрослого человека. Их штурмы начинались не со снайперских ударов, а с непроницаемого снежного бурана, заволакивавшего позиции Альянса и буквально проглатывавшего живьём часовых.
"Похоже, ледышки устали нас давить. Может быть, готовятся сдаться?" Гаэри усмехнулась наивности собственных мыслей. Ещё ни один воин Холода не сдался Альянсу. Те из них, кто по какому-то несчастью попадали в окружение, либо прокладывали себе дорогу по трупам, выбираясь к своим, либо бесследно исчезали в ограниченных пространствах. Однажды роте штурмовой пехоты всё же удалось окружить одного офицера Холода на открытом пространстве. Но вместо того, чтобы сложить оружие, он превратил своё тело в облако бритвенно-острых льдинок, разорвавшее почти полсотни солдат в неопознаваемые фрагменты.
Но всё это было в первый год войны. Сейчас, на исходе второго лета, внезапные снегопады всё реже заволакивали небо над устьем долины.
Застегнув шлем, майор Фриман вышла из командного пункта и поднялась на обзорную башню. Снайпер встретил её нечётким салютом занятого человека.
Гаэри подняла дальномер наводчика и оглядела окрестности. Полукилометровой ширины полоса травы, отделявшая гарнизон от плотного леса, выглядела как образцовый газон в пригороде. Она повела окуляр по кругу, ища что-нибудь необычное в линии деревьев.
Ей понадобилась пара секунд, чтобы понять, что кто-то стоит между деревьев. Как только она сфокусировала взгляд на фигуре, камуфляж, покрывавший её, превратился из нагромождения зелёных и коричневых пятен в полосы белого и бледно-голубого цвета. Камуфляж Холода, скрывавший их силуэты в ими же созданных бурях. Мощная оптика позволила ей вглядеться в лицо воина, стоявшего в деревьях. Но лица не было. Лишь гладкая пластина белого, с голубой ладонью посередине.
Холодный пот тёк ручьями. Рука. Это Рука Холода. Нам конец. Нужно объявить тревогу. Но Холод, казалось, уже проник в самое сердце лагеря, сковав её волю. Одну долгую секунду она смотрела, как человек среди деревьев поднял ладонь перед собой и сжал её в кулак. И лишь когда их разделила стена крутящегося снега, Гаэри смогла вдохнуть.
-Тревога! Нас атакуют! Холод! Активировать орудия!
Застучали ботинки, зажужжали приводы орудий. Но через мгновения эти звуки исчезли за нарастающим шумом штормового ветра.


@музыка: Within Temptation - Hand of Sorrow

@темы: навеянное музыкой, тексты, холод